Интрамуральный ангиогенез — Медицина в вопросах и ответах: все что нужно знать о медицине

Интрамуральный ангиогенез



С целью моделирования ангиогенеза в стенках вен были прове­дены эксперименты по механическому повреждению стенки за­дней полой вены. Для этого участок задней полой вены крысы подвергался механическому воздействию с помощью наложения зажима. Это воздействие приводило к разрушению подэндотелиальных соединительнотканных структур. После наложения зажима постепенно, в течение 4 часов, формируется деэндотелизированная поверхность, содержащая в местах глубоких повреждений интимы пристеночные микротромбы, которые состоят из густой трехмер­ной фибриновой сети с включенными в нее клетками крови (420).


Через сутки ЭК на краю дефекта интенсивно регенерируют. Регенерация эндотелия происходит от интактных зон и от сохранив­шихся эндотелиальных островков на месте повреждения. При наползании на отложения фибрина эндотелиоциты первых двух рядов интенсивно распластываются и формируют многочислен­ные отростки, которые как бы «цепляются» за фибриновые нити.


При этом между ЭК образуются широкие щели, через которые просматривается структура пристеночного тромба, представленная различными углублениями и щелями. Подобные «поры» в фибриновом матриксе по мере накопления клеточной массы заполня­лись эндотелием и впоследствии дифференцировались в капилляроподобные каналы.


При взаимодействии с отдельно расположенными, ветвящими­ся в просвете вены фибриновыми нитями или более толстыми пучками фибрина ЭК покрывали их со всех сторон. Эндотелизация пучков фибрина приводила к формированию различного диаметра покрытых эндотелиальным монослоеи тяжей в просвете сосуда — эндовазальных разрастаний. В процессе регенерации эн­дотелия по сложно организованному в пространстве фибриновому матриксу пристеночного тромба возникают различные наслоения ЭК друг на друга вследствие роста эндотелиоцитов на разных уров­нях фибрин о вой матрицы.


Через 7 суток после повреждения зажимом дефект полностью эндотелизируется. Внутренняя поверхность вены на месте наложе­ния зажима представлена разнообразными эндовазальными раз­растаниями, а также многочисленными нишами и воронкообразными углублениями — устьями интрамуральных ка­налов. ЭК, расположенные на эндовазальных структурах, сохраняют признаки малодифференцированных клеток, тогда как эндотелиоциты ровных участков практически не содержат элемен­тов гранулярной цитоплазматической сети, имеют больше микропиноцитозных везикул. В некоторых ЭК, покрывающих эндовазальные разрастания, встречаются дистрофические измене­ния. Под эндотелием разрастаний формируется тонкий подэндотелиальный слой.


Последовательный анализ серийных полутонких срезов после реэндотелизации выявил, что интрамуральные каналы действи­тельно берут начало от многочисленных, неправильной формы ус­тьев, расположенных на реэндотелизированной поверхности полой вены. Затем в виде анастомозирующих между собой сосудов, что также видно на тотальных препаратах, каналов залегают на доста­точно большом протяжении под эндотелием магистральной вены. При этом они могут анастомозировать с периваскулярной сосуди­стой сетью, разветвляться, постепенно уменьшаться в диаметре, а также слепо заканчиваться в толще венозной стенки. Иногда инт­рамуральные каналы могут иметь неправильную синусоподобную форму. Интрамуральные каналы, при всех прочих вариантах, мо­гут вновь «возвращаться» в русло полой вены.


Через 14 дней у входов в устья интрамуральных каналов посто­янно обнаруживаются ЭК, густо покрытые микроворсинками, что характерно для делящихся эндотелиоцитов, тогда как на ровных участках практически все эндотелиальные клетки имеют ровную поверхность. Митозы в этих участках видны и на полутонких сре­зах. ЭК каналов через 14 дней после повреждения в отличие от эн­дотелиоцитов на ровных участках реэндотелизированной зоны сохраняют развитый биосинтетический и биоэнергетический ап­парат, отличаются низким содержанием микропиноцитозных ве­зикул. Одновременно фибриновая основа разрастаний (эндотелизированного тромба) замещается соединительной тканью. При этом под эндотелием эндовазальных разрастаний среди аморфных недифференцированных мембранных и фибрил­лярных остатков пристеночного тромба появляются ГМК синтети­ческого фенотипа. Иногда в цитоплазме ГМК встречаются липидные включения.


Через месяц происходит полное замещение фибринового осто­ва разрастаний зрелой соединительной тканью, которая содержит грубые коллагеновые волокна. Вместе с тем, наблюдается умень­шение количества и размеров эндовазальных структур — происхо­дит как бы «усадка» эндовазальных разрастаний. Напротив, степень васкуляризации венозной стенки, отражающая удельный объем интрамуральных каналов, несколько повышается, причем наблю­дается их укрупнение с возникновением синусоподобных форм, увеличение числа анастомозов с периваскулярной сосудистой сетью — ремоделирование интрамуральных каналов. Клетки, распо­ложенные на склонах входов в интрамуральные каналы, часто ли­шены какой-либо ориентации. Встречаются мелкие округлые ЭК, гигантские ЭК и клетки с неровными контурами.


Подобные разрастания были обнаружены на пленочных препа­ратах после повреждения эндотелия вены при помощи раствора нитрата серебра (47). Для уточнения механизмов их образования и возможности сопоставления с нашими данными мы повторили эти эксперименты, используя сканирующую электронную микроскропию, и не выявили при этом принципиальных отличий в ха­рактере репаративной регенерации эндотелия и механизма образования разрастаний от наших экспериментов.


Эксперименты с введением в просвет задней полой вены крысы раствора нитрата серебра показали, что на 7-й день после опыта в стенке вены уже имеется сеть сосудов. Эти микрососуды заполне­ны кровью. Стенка их состоит лишь из одного слоя ЭК. Число ЭК, ограничивающих просвет указанных микрососудов, составляет 3-5.


При этом происходит разрушение БМ, миграция эндотелия в стенку сосуда. Образуются эндотелиальные тяжи, которые канали­зируются. При этом на базальной поверхности откладывается ма­териал, образующий базальную мембрану, и в стенке сосуда формируется капилляр. Хотя если быть точным, то истинным ка­пилляром его, конечно, назвать нельзя. Одновременно в просвете вен обнаруживаются внутрисосудистые разрастания, представляю­щие из себя систему тяжей, которые покрыты со всех сторон эндо­телием и перекидываются от одной стенки сосуда к другой.


Внутрисосудистые разрастания в просвете вены соответствуют капилляроподобным трубчатым структурам, наблюдаемым в куль­туре эндотелия. Эндотелиальный пласт наползает на тромб, так как фибриноген вызывает хемотаксис и хемокинез эндотелиоцитов (122). При наползании монослоя эндотелия на тромб клетки на­чинают сворачиваться и образовывать капилляроподобные струк­туры. Это, по-видимому, связано с нарушением полярности ЭК. При формировании интрамуральных каналов и эндовазальных разрастаний полярность ЭК восстанавливается. Эндовазальные разрастания, по существу, являются инвертированными сосудами.


Характерной особенностью реорганизации вновь образованного эндотелиального монослоя является прогрессирующее снижение степени связности ЭК около входов н на склонах устьев интраму­ральных каналов по сравнению с ровными участками. В этих мес­тах появляются веретеновидные клетки, напоминающие регенерирующие эндотелиоциты. В цитоплазме некоторых эндоте­лиоцитов, особенно тех, которые расположены на скосах воронко­образных углублений, появляются дистрофические изменения. К эндотелию устьев интрамуральных разрастаний адгезируются лей­коциты, иногда тромбоциты. В наших экспериментах показано, что прикрепление лейкоцитов чаще встречается в областях с уве­личенным гетероморфизмом ЭК и в зонах локализации веретеновидных ЭК на склонах воронкообразных углублений.


Следовательно, существует принципиальная возможность обра­зования новых кровеносных сосудов непосредственно из эндоте­лия крупных кровеносных сосудов, в частности из стенки магистральной вены.


Выраженность интрамуральных и эндовазальных разрастаний повышается с увеличением степени повреждения сосудистой стен­ки. Например, при наложении микрохирургического шва большая часть их располагается е месте соустья. В устьях интрамуральных каналов длительное время сохраняется пролиферативная актив­ность вновь образованного эндотелия (13, 278, 420).


При моделировании венозного застоя и венозной гипертензии в этих местах быстрее и в большем количестве адгезируются лей­коциты, откладываются нити фибрина. При наложении сосудисто­го шва сроки восстановления эндотслиального пласта лимитируются эндотелизацией шовного материала. В эндотелии, покрывающем область шва, в поздние сроки (через месяц и более) регистрируются признаки повреждения клеток и их повышенной пролиферативной активности. Антитромботичсские средства раз­личного механизма действия: трентал, троксевазин, гепарин — уменьшают выраженность интрамуральных и эндовазальных раз­растаний в области шва (420).